?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
9202089
 http://www.e-xecutive.ru/community/magazine/1722150-otdel-marketinga-i-otdel-prodazh-kak-dobitsya-sinergii-luchshaya-statya-04-10-09-12-v-tvorchestve-bez-kupur

Отдел маркетинга и отдел продаж – как добиться синергии? Лучшая статья (04-10.09.12) в «Творчестве без купюр»

Стоит только задуматься о взаимодействии двух отделов, как возникает масса вопросов. Какой должен быть у них статус? Кто важнее, кто кому подчиняется? У кого руководящая роль, у кого вспомогательная? Как исправить ситуацию, когда отделы вместо работы занимаются сбором компромата? Отвечает участник Сообщества Алексей Трефилов.

Алексей Трефилов

Нам не трудно охарактеризовать взаимоотношения отделов маркетинга и продаж в российских компаниях. Вместо того чтобы бороться с конкурентами и предлагать рынку новинки, они, как правило, занимаются сбором компромата и выяснением, кто главней. Однако мой жизненный опыт показал, что, если отдел маркетинга и отдел продаж работают сообща, а не против друг друга, компанию непременно ждет прорыв на рынке. Хотите сделать так, чтобы они были друзья – водой не разольешь, дружили семьями, защищали друг друга и помогали друг другу как могли?

Большинство руководителей криво усмехнулись, прочитав эти строки. Еще бы, это не входит в практику управления «разделяй и властвуй». В их компании принято маркетологов считать нахлебниками, непонятно чем занимающимися. Потому что в их компании в кризис первый отдел, который разогнали, был отделом маркетинга. Потому что в их компании генеральный считает, что трудяги продавцы героически поднимают продажи день и ночь, а маркетологи им не помогают. Во многих российских компаниях генеральный директор – это бывший коммерческий. Он много отгружал (не путать с «продавал») в девяностые годы, когда спрос многократно превышал предложение, причем на все. Неудивительно, что его личное отношение к положению отделов переносится на всю компанию. Там неизменно верховодит отдел продаж, а маркетологи обслуживают их нужды. Сбор компромата, поиск промахов в работе друг друга, взаимные претензии, борьба за «доступ к телу» – вот что мы видим в реальности в таких компаниях. Наиболее красочно, на мой взгляд, характеризует взаимоотношения руководителей отделов продаж и маркетинга в таких компаниях меткое высказывание президента Америки Линдона Джонсона о директоре по безопасности: «Я бы предпочел, чтобы он находился со мной в палатке и мочился наружу, чем находился снаружи и мочился в палатку».

Будьте честны перед самим собой: директора не умеют работать сообща, не слушают друг друга, не возводят общего здания и не сотрудничают, конкурируют в борьбе за ресурсы, бюджет и «доступ к телу».

Можно, конечно, поручить отделу кадров сдружить отделы принудительно. Мне это напоминает требование руководства осуществить закат солнца вручную. Гарантирую – результата не будет. По секрету: на самом деле все считывается с поведения собственника или генерального.

В девяностые, «годы – застрелись», в России сложилась ситуация дефицита на всех рынках. Спрос был поистине неисчерпаемым. Стоило только захватить любым способом (чаще криминальным) материально-технические запасы и начать производить что-либо, как успех неминуемо ждал Вас за воротами. Вследствие этого появились такие руководители, которым вообще не следовало бы выходить из дома. К несчастью, они принялись за дело и чего только не вытворяли в менеджменте: вводили царские иерархии, системы контроля исключительно финансовых показателей, полностью теряли связь с потребителями, разгоняли отделы маркетинга. Но тем не менее преуспевали и богатели настолько быстро, насколько успевали. Они куда-то ушли? Да нет, они все там же, и почти так же продолжают управлять.

Генеральному директору крайне тяжело установить доверительные равноправные отношения в контактах между отделом продаж и маркетинга, потому что ему и самому не понятна до конца роль маркетинга на предприятии. Будем разбираться. Засучивайте рукава.

Я предлагаю для упрощения разбить функционал маркетинга на две составляющие: стратегический маркетинг и оперативно-тактический. Уж извините меня, если это не совпадает с котлероидной теорией, от которой так и тянет нафталином. Стратегический функционал маркетинга, как правило, несет на себе собственник, так как именно он определяет, какой компания должна стать через год и через три года, на каких рынках следует работать, какие продукты производить, какие каналы сбыта оптимальные. Маркетингу же в компании достается оперативная функция поддержки продаж. Подготовка участия в выставках, оперативная рекламная полиграфия, визитные карточки. В особо продвинутых компаниях заводят бренд-менеджеров, которым даже позволяют подправить этикетку или выпустить новый вкус. При таком развитии событий как бы само собой получается, что отдел маркетинга должен обслуживать отдел продаж, то есть делать все, чтобы им было продавать легче и комфортнее. Буклеты, листовки, наклейки, ненужные рекламки, которые продавцы увидели у конкурентов, и т. д. Самый худший вариант – когда маркетологов переподчиняют руководителю продаж. Маркетологи превращаются в козлов отпущения, которые слабо помогают, а продажи так и не растут. В этой ситуации отдел маркетинга выступает в роли догоняющего. Все новое и интересное появляется вначале у конкурентов.

В чем проблема? Все просто. Если вы продаете устаревший продукт не на том рынке и не по той цене и используете не самый эффективный канал продаж – продажи будут идти очень туго, а потом сойдут на нет. Проблема – в отсутствии стратегического маркетинга. На начальном этапе, когда собственник организовывал бизнес, все стратегические решения он принимал сам: что будем продавать и почем. Как правило, в лихие годы этого хватало. Время неумолимо шло, и соотношение спрос/предложения радикально поменялось. Сегодня вопросы – каковы притязания собственника, как мы видим компанию через три года, как через пять лет, какой будет наш продуктовый портфель, сколько мы будем зарабатывать на новинках, а сколько на традиционных продуктах, необходима ли нам система CRM, будем ли поглощать дистрибьюторов, сколько мы потратим на маркетинг и продвижение в ближайшие три года – всегда остаются без ответа. Менеджеры остаются в стратегическом вакууме. Результат – каждый начинает додумывать себе стратегию сам. Разумеется, исходя из своих представлений и интересов. Финансовый директор считает, что главное – экономия, производственный – что эффективность производства. Собственник хранит молчание, обращая внимание только на финансовые показатели, и вскоре все понимают, что только и исключительно финансовые показатели – основная цель. Постепенно стратегическое планирование подменяется бюджетированием.

В полном отсутствии стратегических ориентиров отдел маркетинга становится приложением к отделу продаж и начинает лишь способствовать, возможно, правильной, а чаще всего неправильной тактике продвижения старого товара на старом рынке. Таким образом мы окончательно воспитываем в будущих руководителях тоннельное ви́дение взамен панорамного. Кстати, когда приходит пора искать замену топам, мы сетуем: дескать, наши менеджеры не готовы – слишком узко мыслят. А как же еще, скажите, они могут мыслить, если их десять лет приучали к одному: план плюс пятнадцать процентов на следующий год?

Сейчас мы разобрали, как получается неэффективный отдел маркетинга, который не несет стратегическую функцию, а является девочкой «подай – принеси – пошла вон», облегчающей работу продавцов. Теперь давайте рассмотрим модель поведения отдела продаж. Продавцы, обычно имеющие опыт работы в западной компании (в моей практике это всегда были торговые представители из Coca-Сola), привыкли к руководящей роли маркетинга. Именно маркетинг на предыдущей работе объяснял им, как и почему надо выставлять бутылки. Именно маркетинг давал им несметное количество рекламных материалов. Именно маркетинг создавал невероятный спрос (off-take уходимость с полки) под огромным напором ATL-активности (рекламы в СМИ). Попав в российскую компанию, они сталкиваются с дефицитом маркетинга в любом виде. Кастрированный маркетинг в виде убогого сайта компании, пафосного и при этом бесполезного с точки зрения повышения продаж стенда на выставке, бесполезная макулатура в виде неработающих буклетов и листовок. Это рождает их отношение к маркетингу. Мне стыдно, но чаще оно совершенно справедливое. Маркетинг в российской компании беспомощен.

Как исправить положение: к сожалению, маркетинговой виагры не существует. Я не могу дать пилюлю, чтобы все прошло мгновенно. В моей практике было множество попыток уменьшить дисбаланс несбывшихся ожиданий. Большая часть из них не сработала, лишь некоторые помогли. Я хочу поделиться несколькими приемами, которые помогут вам наладить отношения между маркетингом и продажами, и кстати, вам это не будет стоить ни копейки.

Помните, в своей статье о том, как сформировать эффективный отдел маркетинга, я писал, что есть понятия «семя», «почва» и «климат»? Да, именно так, начинать надо издалека и сначала. Исправлять всегда гораздо сложнее. Старайтесь брать продавцов на «третьей паузе». Вот что это значит. Многим очень хочется взять человека из западной компании. Как верно сказала одна знакомая, руководитель рекрутингового агентства, «они другие». В моей практике продавцов неизменно брали из Coca-Colа. Почему лучше брать на «третьей паузе»: первый перерыв в работе после трех-четырех лет работы в западных FMCG (multinational) компаниях составляет от трех часов до трех дней. Парня рвут на части все агентства: еще бы, он умеет работать по-западному, он ориентирован на клиента. Минус этого периода в том, что пока еще не слетел нимб с головы (запросы высокие – эффективность работы под вопросом). Сотрудник постепенно понимает, что в компании «пупкин-инвест» зарплата хоть и больше, но вероятность получить ее намного ниже. Известного ему инструментария нет, да и спроса на продукцию нет никакого. Совсем не так, когда основная задача – выставлять на полки товар как можно быстрее. Он пока еще наивно полагает, что если все делать, как там, то волшебным образом появится спрос. Ан нет: как ни переставляй продукцию – продаж нет. Постепенно приходит понимание того, что такое спрос, а что такое – организация сбыта. Быстро наступает второй перерыв в работе, он длится от трех недель до трех месяцев. Агентства значительно охладевают к парню. Еще бы, стаж меньше года, контора «пупкин – инвест» – уже не так интересно. Но есть один плюс: человек немного поумнел, узнал, что в мире есть компании, где не собираются выполнять данные обещания и даже не платят зарплату. Примерно через год – полтора наш суперпродавец снова безработный, после очередной компании «пупкин-недоинвест». Теперь агентствам он уже не нужен вовсе. Вот тут самое время встретиться обсудить возможное сотрудничество. Знания, полученные в западной компании, не совсем забыты, и опыт есть. Такой продавец задержится в вашей компании подольше.

Количество продавцов всегда больше, они всегда на местах, на линии огня. Маркетолог, чаще всего в единственном числе и женском роде, находится в центральном офисе. Руководителя, как правило, вовсе не смущает, что маркетолог отвечает за маркетинг в девяти часовых поясах. В этой ситуации маркетологу категорически нужны «глаза и уши». Если у вас доверительные отношения между отделом маркетинга и отделом продаж, все новинки и конкуренты через час после выхода за полярным кругом будут лежать на столе у маркетолога и проходить сравнительный анализ. Если у вас плохие отношения, то о новинках конкурентов вы будете узнавать из ритейл-аудита (исследование рынка), на который деньги то ли выделят, то ли нет. Чаще всего нет. Чувствуете разницу?

Я вынужден признать, что большую часть маркетологов надо учить взаимодействовать с продавцами. Многие из них ведут себя так надменно, что желание им помогать пропадает моментально. Особенно это характерно для выпускников современных новомодных бизнес-школ. Нужно стараться донести до продавцов одну простую истину: чем оперативнее они доставят в отдел маркетинга интересные решения конкурентов, тем быстрее эти ноу-хау появятся у них в прайс-листе. Нужно уметь донести до них мысль, что того уровня рекламной поддержки, к какому они привыкли в западной компании, по определению уже не будет.

Не постесняйтесь отправить хрупкую девочку – бренд-менеджера в тот регион, где идут основные продажи вашего продукта (Уренгой – Помары – Ужгород). Видение реального клиента вблизи еще никогда не вредило маркетингу. А у продажников появится еще один шанс высказать все, что они думают о маркетинге, глядя в глаза. Но особого класса от маркетологов требует общение с дистрибьюторами. Впитать всю информацию, отбросить то, что выражает интересы только дистрибьютора, уловить тенденцию, понять потребности клиентов. Незаменимым помощником маркетологу в этом диалоге должен стать территориальный менеджер. Иногда в результате таких обсуждений у меня рождались блестящие идеи, которые давали увеличение продаж вообще без видимых затрат (жаль, что такое было редко).

Хочу вас также уберечь от распространенной ошибки – погнаться сразу за двумя зайцами. Некоторые руководители (правильнее – горе-руководители) назначают руководителем отдела маркетинга лучшего продавца. Вроде бы, решение на поверхности. Увы, пользы не будет. Время потеряете – точно. В лучшем случае человек промучается год, максимум полтора. Маркетинговое мышление – это другой способ мышления и видения мира. Хороший продавец и гениальный маркетолог, способный видеть будущее, несмотря на рутину, – это разные люди. Хотя правды ради вынужден признаться: то, что я начал карьеру в продажах, пошло мне только на пользу. Честно.

В условиях, когда в российских компаниях мало выделяется средств на изучение конечных потребителей, а в российских компаниях это всегда так, общение с продавцами первой линии может стать для маркетолога единственным (это ужасно – но именно так!) источником знаний и оперативной информации о рынке. А теперь представьте: если отношения в вашей компании между продавцами и маркетологами натянутые, какую базу для принятия маркетинговых стратегических решений маркетолог получит? Мне даже страшно представить последствия. А вам?

Обязательно ставьте в ключевые показатели деятельности продажникам маркетинговые задачи. (Вначале наиболее простые: уровень дистрибуции, количество рекламных материалов, выкладка и т. п.) Этим самым вы продемонстрируете всем, что маркетинг – это задача всех и каждого, а не малочисленной горстки оторванных от реального мира умников. (А может быть, неожиданно и сами в это поверите).

Руководитель может сколь угодно призывать любить маркетинг, но его призывы будут тщетны. Люди верят не словам, а делам и реальному отношению. Маркетинг – это то, во что люди должны реально поверить. И если вы не являетесь проводником этой идеи 24 часа в сутки, если вы не считаете маркетинг важным – ваши подчиненные немедленно отреагируют. А если маркетинг на вашем предприятии имеет самый низкий статус, то он всегда и будет виноват.

Открою генеральным директорам страшную тайну: если у вас развитый, статусный и эффективно работающий отдел маркетинга и он полностью выполняет стратегическую функцию, то со временем статус отдела продаж на предприятии уменьшится. Они будут нести лишь диспетчерскую функцию. Осуществлять отгрузки (а в некоторых компаниях они и сейчас только это и делают) и составлять квоты. Количество продавцов стремительно сократится в пересчете на оборот продукции. Сейчас же отдел продаж зачастую воспринимается руководством как отдел, формирующий спрос, создается иллюзия, что, переманивая менеджеров по продажам, мы переключаем дистрибьюторов и создаем продажи. Не дайте себя заморочить. В моей практике действительно дистрибьютор брал товар на дистрибуцию, потому что с менеджером Петей или Васей у него хорошие отношения. Но стоит продукции проваляться полгода на складе, как дистрибьютор понимает, есть спрос на продукцию или нет. После первичных отгрузок повторные продажи не происходят. Одними связями тут не помочь. Дистрибуция – это бизнес, и у владельцев этого бизнеса есть вполне конкретные интересы. Многие компании так и живут – таким в кавычках «открытием» дистрибьюторов. Переманил менеджера – «втарил» (сленговое выражение, означает на жаргоне отдела продаж значительные отгрузки продукции) дистрибьютора. Потом опять по кругу. Запомните – ничего, кроме дебиторской задолженности, такие продажи не приносят. Формируя продажи таким чудовищным способом, вы неминуемо загоните компанию в кризис.

В значительной степени индикатором фактического управления ситуацией маркетинга на предприятии является участие маркетологов в формировании плана продаж на год. В российских компаниях генеральный формирует план, исходя из плана прошлого года и пожеланий производственников. Затем он увеличивает этот план на треть, чтобы не выплачивать бонусы. Маркетологов обычно и близко не подпускают. В этом случае продажники чувствуют, что именно они выбирают перспективные каналы и продукты, сами формируют приоритеты по ассортиментной политике. Как правило, формируют таким образом, чтобы сделать наиболее вероятным получение бонуса. Таким образом, мы получаем огромные продажи по акциям, что всегда приводит к снижению плановой цены на полке. Но самое страшное, что падает ценность бренда для потребителя. Он уже все менее и менее охотно готов покупать по стандартной запланированной маркетологами цене. Постепенно компания превращается в сырьевую, где правят скидка и откат, а не спрос на бренд. Руководитель убеждает себя и окружающих: вот видите, я же говорил – от маркетинга мало пользы.

Генеральным директорам надо помнить, что основой всего является спрос на продукцию в рознице, спрос со стороны конечного потребителя. А создают его только маркетологи, изучая потребителя, создавая новые продукты и определяя наиболее перспективные рынки. Часто бывает, что за пухлыми томами отчетов продавцов, графиков и таблиц, отчетов о командировках уже не видно покупателя, о нем никто не думает. Ассортимент все растет и растет, но прибыль вы получаете только от тех позиций, которые запускали в 1990-е годы. Спрос угасает на глазах. Количество продавцов и денег на продвижение растет, каждый день подключаются новые территории, чтобы можно было отрапортовать об увеличении продаж. В один прекрасный момент вы вдруг отчетливо понимаете, что за столбиками цифр и балансом о прибылях и убытках (который вне зависимости от реального спроса может быть сведен как с плюсом, так и с минусом) вы не видите реального потребителя и не понимаете, что нужно покупателю и кто он, ваш покупатель. Между вВами пропасть. Это начало конца.

Измените все, пока еще не поздно. Дайте маркетингу развиться на вашем предприятии. Не надо никого специально поддерживать или мирить, вам не следует вставать на чью-то сторону. Все, что от вас требуется, – это дать возможность работать всем направлениям маркетинга, а не только тем, которые занимаются промо-акциями. Поверьте мне, как только маркетинг заработает в полную силу, продавцы поймут, что они полностью от него зависят. Тогда они начнут ему помогать, а не противодействовать. Маркетинг, в свою очередь, будет направлять усилия продавцов на нужные сегменты рынка, создавать им новые инновационные продукты, пользующиеся спросом, обеспечивать им необходимый спрос в регионах посредством эффективных рекламных кампаний, обеспечивать эффективными материалами, которые действительно поднимают продажи. Хорошо на эту тему высказался известный гуру маркетинга Питер Друкер: «Задача маркетинга в том, чтобы свести к минимуму усилия по продажам. В идеале маркетинг должен создавать готового к покупке потребителя».

Проблема враждующих отделов лежит исключительно в вашей ориентации бизнеса. Если вам главное – выжать план любой ценой, если вы хотите любой ценой вывести активы за рубеж или во что бы то ни стало получить годовой бонус, а там хоть трава не расти, тогда в вашей компании герои – продавцы, они ваши борцы за сегодняшний результат. А если вы думаете о будущем, если вас интересует долгосрочное развитие бизнеса, тогда в вашей компании главенствуют маркетологи.

Любить, ценить и уважать маркетинг у вас на предприятии начнут сразу же, как только он у вас заработает в полную силу – так, как ему положено.

Кстати, а как сотрудники отдела продаж относятся к отделу маркетинга в Вашей компании?

Статья подготовлена по заказу журнала «Коммерческий директор».

Leave a comment
Как Gillette проиграла в интернете стартапу
Branislav Vujovic
Президент, председатель правления, Москва
В чем преимущество цифровой бизнес-модели над традиционной? Ответ – в историях успеха американской компании Dollar Shave Club.
В 2010 году Михаил Дубин и Майк Левин в дружеской беседе заговорили о неудобствах в приобретении сменных кассет к станку для бритья, из-за чего время от времени приходится бриться тупыми лезвиями. Неожиданно разговор дал старт новому перспективному бизнес-проекту.
Михаил до этого работал в сфере информационных технологий, цифровых коммуникаций и маркетинга, а Майк мог заняться организацией производства. В итоге они быстро договорились о создании фирмы, предлагающей новый способ продажи сменных кассет для бритья, тем самым эффективно решая три наиболее актуальные проблемы клиентов. Их система позволяла:
1. Снизить расходы на бритье.
2. Предоставить клиентам возможность приобретать сменные кассеты по подписке, тем самым, своевременно пополнять запасы кассет с доставкой на дом.
3. Навсегда забыть о бритье тупыми лезвиями.
В январе 2011 года партнеры создали компанию Dollar Shave Club. Майк вложил в новый проект $35 тыс., это были все его накопления. Из них $4500 было потрачено на создание и раскрутку юмористичного видеоклипа, придуманного Михаилом. Дебютировавший на YouTube ролик быстро стал популярным, многим понравилось заманчивое предложение, которое в нем прозвучало: «Подпишитесь – и за доллар в месяц вы ежемесячно будете получать по почте новые кассеты!». Оформить подписку можно было через интернет-сайт.
В первые 48 часов Dollar Shave Club получил 12 тыс. заказов. Пришлось пригласить на помощь друзей и родственников, которые с энтузиазмом взялись за упаковку. Михаил заказывал товары у производителей в Китае и очень быстро достиг большого успеха в онлайн-продажах.
Мощный гигант, компания Gillette, являющаяся крупнейшим производителем и распространителем бритвенных станков, не смогла адекватно ответить на брошенный ей вызов. Да и зачем ей это было делать, если она зарабатывает свыше $7 млрд, причем с завидной маржей? Одних только вице-президентов в Gillette больше, чем сотрудников в Dollar Shave Club.
Всего несколько лет спустя компания Михаила Дубина и Майкла Левина стала №1 в США по интернет-продажам бритвенных станков и сменных кассет, превратившись в ведущего игрока на этом быстроразвивающемся рынке. Gillette делал неоднократные попытки обойти конкурента, но так и не смог вырваться в лидеры отраслевого сегмента e-commerce.
В чем разница между двумя бизнес-моделями – традиционной и электронной?
У Gillette процесс внедрения инноваций начинается с научно-исследовательских работ и постановки производства, после чего новый продукт выходит к конечному потребителю. Инвестиции в инновации огромны: у Gillette есть свои лаборатории, научно-исследовательские центры и заводы в 26 странах мира. А поскольку товар адресован массовому рынку, используются классические методы распространения маркетинговой информации. Все это не может не сказаться на конечной цене. Несмотря на то, что себестоимость продукта составляет всего один или два цента, щедрые вложения производителя в разработку, производство и маркетинг повышают цену до уровня $15-20, что представляет собой опасность в случае появления на рынке новой бизнес-модели.
Dollar Shave Club использует цифровую бизнес-модель. Весь маркетинг осуществляется при помощи электронных средств распространения информации, продажа заменена на подписку. И все это, включая техподдержку, полностью делается в интернете.
Производство, дистрибуция, а также доставка станков и кассет конечному потребителю, переданы партнерам, за счет чего общая численность персонала Dollar Shave Club, как и затраты, влияющие на финальную стоимость продукта, резко снижаются. Покупатели сами вносят в базу личную информацию, указывают адрес и выбирают способ оплаты. Основным ресурсом здесь является информация – о партнерах, о покупателях, о товарах. Вложения при этом минимальны. Дополнительное преимущество дают небольшие размеры и вес бритвенного станка и аксессуаров. Такой товар идеален для доставки: его можно положить в обычный картонный конверт и опустить прямо в почтовый ящик, если покупатель отсутствует дома.
После начальной регистрации на сайте данные клиентов находятся в базе, что позволяет маркетингу на втором этапе стать прямым, целевым, и максимально персонализированным. Таким образом, снижаются расходы и повышается эффективность. Михаил и Майк воспользовались этим и впоследствии добавили в ассортимент новые товары, предлагая их уже зарегистрированным покупателям. Данная модель не требует больших инвестиций для выхода на новые рынки, и это позволило Dollar Shave Club быстро расширить свою деятельность в Канаде и Австралии.
Став ведущей компанией в интернет-продажах товаров для бритья в США, Dollar Shave Club заинтересовала собой крупных игроков, что в итоге привело в конце 2016 года к покупке этой компании таким гигантом, как Unilever за сумму в $1 млрд.
Обе вышеописанные модели берут за основу один и тот же товар, но разница между двумя моделями и их базовыми характеристиками хорошо видна.
Традиционная модель – это модель «трубы», включающая в себя увеличение продаж линейным способом, повышающим объем общих расходов. Основные функции маркетинга и продаж осуществляются классическим способом через СМИ, при помощи дистрибьюторов и торговых сетей. Огромная разница между изначальной и финальной ценой делится между многочисленными участниками цепочки по снабжению, поставкам и продажам. Необходимы крупные инвестиции.
Цифровая бизнес-модель сокращает цепочку посредством удаления некоторых элементов. За счет этого цена, оплачиваемая конечным потребителем, драматично снижается. Крупные инвестиции перестают быть необходимостью. Важно отметить, что товар продается зарегистрированному покупателю, который самостоятельно заносит в клиентскую базу свои данные. Такая электронная бизнес-модель называется «модель платформы». Особо высоко котируются высокодоходные платформы, которые обслуживают две категории пользователей. Они называются «двусторонние платформы». Лучшие примеры таких платформ – Airbnb, Uber, Amazon.
В случае с Uber платформа соединяет пользователей транспорта и водителей. Так называемый «сетевой эффект» достигается повышением количества пользователей и спроса, что непосредственно влияет на увеличение объема перевозок и количества водителей. Большее количество водителей снижает как время ожидания такси, так и цену за поездку, что в итоге ведет к росту числа клиентов. Если платформа хорошо реализована, увеличение доходов не влияет на повышение расходов самой платформы, и инвесторы больше ценят такие модели. Ведь стоимость компаний, которые их используют, растет либо на бирже, либо при непосредственной продаже, как в случае с Dollar Shave Club.
Электронные бизнес-модели эффективны благодаря низким барьерам входа на рынок и простому способу реализации. Очевидно, что любое предприятие, которое использует традиционную отраслевую модель, в итоге может быть атаковано электронными компаниями, взявшими за основу своей работы новые методы.
Фото: novaekonomija.rs
Leave a comment
http://newrunners.ru/mag/kak-begat-i-hudet/?utm_source=newsletter&utm_term=topnews_09&utm_content=pics 
Leave a comment
https://adindex.ru/publication/opinion/internet/2017/09/25/166027.phtml 
Leave a comment

– Вопрос стандартный до ужаса – в чем вы видите свою миссию?

— Знаете, я однажды общался с очень известной и умной женщиной. Ее зовут Эстер Дайсон, это крупный американский инвестор. Я тогда еще плохо понимал, что такое бизнес, поэтому, как последний идиот, спросил, в чем, по ее мнению, беда России. Она поморщилась и ответила, что беда России в том, что в ней люди слишком много думают о том, в чем беда России. И задала встречный вопрос: какой, по моему мнению, главный ресурс Америки? Вот вы как бы ответили на этот вопрос?

– Высокие технологии?

– Эстер Дайсон ответила одним словом – оптимизм. Это гораздо более мощный ресурс, чем нефть, газ и даже высокие технологии. Собственно и сами технологии появляются лишь там, где наблюдается достаточная концентрация оптимизма. Ведь технологии – это метод преобразования мира из худшего состояния в лучшее. А если человек не верит в лучшую жизнь, тогда откуда в его голове взяться технологиям? Россия всегда жила при диктатуре пессимизма. И лишь сейчас у людей начинают понемногу меняться сердца и головы. И я вижу свою миссию в том, чтобы книгами и публикациями Лаборатории «Однажды» способствовать этому процессу. Да, есть западная классика этого жанра. Но за 30 лет русского капитализма мы и сами уже нагуляли много историй и смыслов на эту тему. Нам и самим уже есть что рассказать – и миру, и себе.

Leave a comment
http://mbgazeta.ru/persona/my-ochen-ostro-chuvstvuem-zapah-tshheslaviya-i-tsinizma/

Она поморщилась и ответила, что беда России в том, что в ней люди слишком много думают о том, в чем беда России. И задала встречный вопрос: какой, по моему мнению, главный ресурс Америки? Вот вы как бы ответили на этот вопрос?
– Эстер Дайсон ответила одним словом – оптимизм. Это гораздо более мощный ресурс, чем нефть, газ и даже высокие технологии. Собственно и сами технологии появляются лишь там, где наблюдается достаточная концентрация оптимизма. Ведь технологии – это метод преобразования мира из худшего состояния в лучшее. А если человек не верит в лучшую жизнь, тогда откуда в его голове взяться технологиям? Россия всегда жила при диктатуре пессимизма. И лишь сейчас у людей начинают понемногу меняться сердца и головы. И я вижу свою миссию в том, чтобы книгами и публикациями Лаборатории «Однажды» способствовать этому процессу. Да, есть западная классика этого жанра. Но за 30 лет русского капитализма мы и сами уже нагуляли много историй и смыслов на эту тему. Нам и самим уже есть что рассказать – и миру, и себе.
Leave a comment
https://vc.ru/p/stop-calling


«Семь причин, по которым я не отвечаю на звонки»

Веб-разработчик и сооснователь компании-организатора хакатонов FhacktoryЭдриен Джоли опубликовал в своём блоге на Medium заметку о том, почему он предпочитает не брать трубку, когда ему звонят. Автор назвал семь причин, по которым он не хочет общаться по телефону с большинством звонящих.

Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

В июне 2015 года издание The Verge опубликовало заметку о том, что звонить в век популярности смартфонов стало невежливо. Мнение редактора подтверждали маркетинговые исследования, проведённые компанией Ericsson.

Эдриен Джоли выразил своё личное мнение о том, почему звонки — неэффективный и устаревший инструмент коммуникации. Он собрал семь причин, которыми руководствуется сам, не поднимая трубку в ответ на очередной звонок.

1. Я не отвечаю на звонок, потому что я занят

«То, что вы собираетесь мне сейчас сказать, вероятнее всего, не актуальнее того, чем я решил сейчас заняться», — пишет Джоли. «Работаю ли я или провожу время со своими близкими, я не хочу, чтобы меня отрывали от моих занятий».

Как отмечает разработчик, большинство людей, которые звонят, чтобы уточнить какие-то вопросы, выбирают время для звонка, руководствуясь собственными потребностями. Они совершают звонки в удобное для них время, но при этом они не считают нужным выяснить, удобно ли это время для адресата.

2. Я не отвечаю на звонок, потому что мои задачи и расписание записаны на смартфоне

Многие, кто звонит Джоли, пытаются обсудить с ним предстоящую встречу или текущие задачи. «Кажется, они не могут понять, что и задачи, и расписание хранятся на моём смартфоне, и мне сложно одновременно разговаривать и вносить пометки в календарь или список дел».

3. Я не отвечаю на звонок, потому что звонки не оставляют никаких «следов»

В ходе телефонного разговора, пишет разработчик, часто принимаются важные решения, но никаких свидетельств о том, что они были приняты, не остаётся. «В итоге я частенько спорю с расстроенными клиентами, которые уверены, что говорили мне какие-то важные вещи, но никаких доказательств тому нет».

Хорошая практика для любого бизнеса — после того, как решение было принято, напоминать о нём по электронной почте или с помощью любого другого канала связи.

4. Я не отвечаю на звонок, потому что способности к коммуникации большинства звонящих оставляют желать лучшего

«Звонок по телефону часто напоминает визит в чей-то офис. Это просто и удобно, потому что пообщаться с нужным человеком можно сразу же. В то же время, в такой ситуации у звонящего не остаётся времени на обдумывание своих реплик — и зачастую наш разговор оканчивается тем, что мы так ничего и не выяснили. Мы просто теряем время», — пишет Эдриен Джоли.

5. Я не отвечаю на звонок, потому что не хочу тратить чужое время

По словам Джоли, ему часто звонят основатели различных стартапов, которые находятся в поисках разработчика, способного выступить в качестве соучредителя проектов. Они звонят не только ему — и поэтому им приходится много раз повторять свой питч, затрачивая при этом очень много времени и постепенно теряя энтузиазм от бесконечного проговаривания одного и того же.

Разработчик считает, что посылать письма — гораздо эффективнее. На это уходит меньше времени, а индивидуальность каждому сообщению можно добавить, включив в него несколько фраз «от себя».

6. Я не отвечаю на звонок, потому что мне неудобно разговаривать

«В то время, когда я работал в компании в качестве наёмного работника, мне часто звонили из других организаций, пытаясь переманить меня к себе. Рекрутеры не знали, где я и кто находится рядом со мной, и не заботились о том, не проходит ли мимо мой нынешний начальник», — пишет автор материала.

Джоли отмечает, что выяснить, в какой обстановке находится адресат в момент звонка, довольно сложно. И если человек не знает, как обстоят дела, и звонит «наугад», разговор может получиться непродуктивным.

7. Я не отвечаю на звонок, потому что у меня плохая память

«Эта причина является для меня наиболее болезненной — у меня очень плохая память. Я всегда с трудом запоминаю людей и то, что они мне говорят. Велика вероятность, что если вы мне позвоните и расскажете о своём проекте, я забуду о нём — и вам придётся повторять всё сначала. Отправляя мне сообщение, вы создаёте для меня "заметку" в моём электронном ящике — и забыть о вас становится сложнее», — заключает разработчик.

Leave a comment
Как я стал риэлтором
В Чехии учится огромное количество иностранных студентов. Что–то около 45 000 человек.
И всем им надо где–то жить. Большинство, конечно же, выбирает общежития. Но бывает, у института общежития нет. Или студент привередливый. Не любящий шумное соседство себе подобных.
В общем, очень много студентов снимаютВ Чехии учится огромное количество иностранных студентов. Что–то около 45 000 человек. И всем им надо где–то жить. Большинство, конечно же, выбирает общежития. Но бывает, у института общежития нет. Или студент привередливый. Не любящий шумное соседство себе подобных.
В общем, очень много студентов снимают квартиры. У тех, у кого эти квартиры есть. Была одна такая квартирка и у меня. В новостройке. В Праге недавно построили два высотных 22–этажных здания. Стоящие друг около друга, как две свечки. И покрасили их в красный цвет с белыми вставками. Или, наоборот, в белый цвет с красными вставками. Их так сразу и стали называть — свечки.
Моя однокомнатная квартира располагалась на десятом этаже. Окна выходили на стоящую рядом соседнюю свечку. На расстоянии каких–то 20–30 метров – ряд чужих окон. Поэтому–то и цена была за квартиру ниже, чем у остальных.
Итак, купил я квартиру. За месяц мне сделали в ней кухню и встроенный шкаф. Поставил кровать, стол и два стула. И тумбочку с тремя полками. Бюджетный вариант — икеевский.
Начал искать квартиросъёмщиков. Дал объявление.
Через день раздался звонок. Женский голос:
— Здравствуйте, вы квартиру сдаёте?
— Здравствуйте. Да, я.
— Когда можно посмотреть?
— Завтра вечером устроит?
— Устроит.
Дал адрес. Уточнил время. Заверил, что буду.
На следующий день ровно в 18.00 я уже был на месте, возле подъезда. Через минуту подошла и будущая жиличка.
Длинные–длинные ноги. Бело–пепельные волосы. Симпатичное личико. Грудь, как минимум, третьего размера. Элегантное платье от Дольче Габбана. Сумочка той же фирмы. Босоножки.
В общем, хоть сейчас на подиум.
Девушку звали Наталья. И она училась в Финансовом институте. Который располагался в этом же районе.
Поднялись в квартиру. Квартира Наташе понравилась. Спросила, можно ли будет сделать прописку. Заверил, что без проблем.
Уже выходя из комнаты, Наташа остановилась, ещё раз обвела взглядом все 30 квадратных метров.
— Очень мне нравится это гнёздышко, — сказала она, — Голландию напоминает.
— Чем напоминает? — спросил я.
— Окна большие и без штор, — ответила Наташа и пошла к выходу.
Я похолодел. Вроде, всё купил в новое жильё. А вот про шторы забыл. А окна у меня, и вправду, были во всю стену. Даже карнизы были приколочены к потолку. Но без штор.
— Если хотите, можете повесить свои, — пролепетал я, вползая за девушкой в лифт.
— Ну вот ещё, в чужую квартиру шторы покупать, — дёрнула плечиком Наташа, — в Европе же принято без штор жить. Вот и буду.
— Принято, — подтвердил я, забыв добавить, что чехи–то как раз и любят отгородиться от любопытных глаз жалюзи или портьерами.
В общем, подписали мы договор. Я передал симпатичной студентке ключи. Получил за первый месяц деньги и на эти самые деньги поехал в отпуск. К друзьям. В Испанию. Сентябрь — самое время для отпуска в Испании.
А Наташа осталась жить в моей скромной однокомнатной квартирке на 10 этаже в Праге. С твёрдой уверенностью, что в Чехии шторы на окнах редко кто вешает.
После учёбы Наталья приходила домой. Раздевалась. И в одних трусах готовила себе ужин. Она где–то прочитала, что тело должно дышать. Поэтому–то и ходила по квартире практически голой. Если ей надо было выйти на балкон, то она целомудренно набрасывала на себя халатик.
Первым обратил внимание на отсутствие штор и присутствие третьего размера бюста сосед с 11 этажа из дома напротив. С его балкона моя квартира с квартиранткой просматривалась просто на ура. Идеальный угол обзора.
Вышел как–то вечером сосед покурить. Так всю пачку и просмолил. Заполз домой продрогший и насквозь проникотиненный только тогда, когда студентка напротив легла спать.
На следующий день он поделился своими наблюдениями с другом, живущим в этом же доме. У того обзор был похуже, но при правильном угле наблюдения была видна кровать девицы. В свою очередь, друг рассказал об отсутствии верхней одежды и штор в квартире напротив их дома еще нескольким соседям. И вскоре вся сильная половина дома под номером 26Б была в курсе вечерних стриптизов моей жилички.
Мужики, живущие на другой стороне дома, с окнами не на соседнее здание А, жутко завидовали счастливчикам, у которых была возможность наблюдать за передвижениями обладательницы стройных ног и третьего размера бюста.
Невероятно, но факт: женская половина дома Б о полуголой соседке напротив узнала только спустя две недели. То ли женщины у нас такие невнимательные, то ли мужчины по вечерам стали резко опускать жалюзи, дабы дражайшие половины не могли увидеть то, что им не положено. Но две недели жёны ни о чём не знали, и даже не догадывались, чем на балконах занимаются их мужья. К которым вдруг зачастили соседи из квартир напротив.
Но всё тайное когда–то да становится явным. То же самое произошло и тут. Причём тайное сразу вдруг стало явным для всех и при довольно трагических обстоятельствах.
На 12 этаже в блоке Б в двушке жила семья. Муж Пётр, жена Маркета и дочка Катенька. Дочери недавно исполнилось десять лет. А супругам было по 35.
Жили они поживали. И вдруг Петра как будто подменили. Стал уединяться с телефоном и газетой на балконе. Выйдет, дверь закроет и сидит там, глядя куда–то вдаль. Иногда звонит кому–то. При попытке супруги выйти на балкон, Пётр её туда не пускал. Говорил, что ему надо побыть одному.
Маркета почувствовала неладное. Женское сердце наполнилось подозрениями и ревностью. Да и секс с мужем вдруг стал редким и быстрым. А когда однажды Пётр заметил ей: что–то ты растолстела, Маркета поняла: у него кто–то есть.
Стала на весы: 93 кило. Но у неё в роду все женщины были дородные. Не то что муж — соплёй перешибёшь.
Всю ночь проплакала бедная женщина. А утром, пока муж плескался в ванне, залезла к нему в телефон. В поисках компромата.
Первым делом просмотрела, куда звонит благоверный. Дневные телефонные звонки в основном были по работе. Неизвестные номера Маркета аккуратно переписала. Позже позвонила по ним. Но ничего криминального в этих номерах не было. Почта, горгаз, звонок из школы.
Зато вечерние звонки мужа, сделанные с балкона, Маркету озадачили. Абоненты были обозначены номерами: 418, 420, 378.
Женщина ломала голову, что эти номера могут обозначать, пока не догадалась. Это номера квартир. В их же доме. Позвонила по одному из номеров. Ответил мужчина. Позвонила по другому. Вновь мужчина.
Но всё равно. Какое–то чувство, что её обманывают, не давало Маркете покоя.
Вечером, как обычно, Пётр пожаловался на духоту в комнате и выскользнул на балкон. Маркета взяла сумку и вышла из дома, якобы в магазин за хлебом. А сама спустилась вниз и из–за угла стала наблюдать за своим супругом, стоящим на балконе. Муж некоторое время слонялся по крохотному пятачку. Потом вдруг остановился, достал телефон и начал кому–то звонить. На соседних балконах стали появляться мужики. Кто с газетой, кто с сигаретой, кто с дымящейся чашкой кофе. Маркета не верила своим глазам: все балконы в доме заполнили представители сильного пола. Одновременно. Как по сигналу.
Маркета поднялась к себе в квартиру. Стараясь не шуметь, сняла обувь и прокралась в комнату. Проходя мимо кухонного стола, зачем–то прихватила с собой тефлоновую сковородку.
Муж стоял на балконе неподвижно, облокотившись на перила левой рукой. Правая рука у него была засунута в штаны. Телефон лежал на стуле.
Маркета осторожно приоткрыла дверь и вышла на балкон. Замок она ещё утром сломала так, что его невозможно было закрыть.
Пётр услышал шорох позади себя и обернулся. Глаза его сияли, на лице застыла блаженная улыбка.
— Ты? — глупо улыбаясь, спросил он.
Маркета ничего не ответила. Она оттеснила тщедушного супруга в сторону и бросила взгляд на дом напротив. Чуть ниже светились окна моей квартирки. Где на диване с ноутбуком на коленях сидела молодая блондинка и что–то печатала. Блондинка была голой.
Время застыло на несколько томительных мгновений. Улыбка с лица Петра стала медленно сползать. На балконе рядом сосед увидел Маркету, ойкнул и растворился в сумраке. Где–то громыхнуло. На Прагу надвигалась гроза. Стало душно.
— Я тебе всё объясню… — вдруг подал голос Пётр.
Маркета повернулась к мужу и практически без замаха врезала ему по физиономии сковородкой. Пётр от удара отлетел к стене и свалился как подкошенный. Из разбитого носа фонтаном полилась кровь. Маркета выдохнула после удара и набрала в лёгкие побольше воздуха.
— Скотина! — заорала она. — Свинья неблагодарная!
На горизонте полыхнула молния. Застучали балконные двери. Рёв Маркеты заставил ретироваться испуганных мужчин в свои семейные гнёзда.
— Кобель недоразвитый! — продолжала орать женщина. — Осёл безмозглый!
Пётр перевернулся на бок и попытался уползти с балкона. Но Маркета свободной рукой схватила мужа за штаны. Легко вернула залитое кровью тело на место и вновь ударила сковородкой. Но уже по спине. Что–то хрустнуло. В ответ на хруст где–то вдалеке громыхнул гром.
— Убивают! — вдруг истошно заорал Пётр, почувствовав, что у него отнимается левая рука. – Помогите! Убивают!
— Макака бессердечная, — рявкнула в ответ на крики мужа о помощи Маркета.
Но бить перестала. Лишь пнула лежащее перед ней тело, которое тут же поспешило отползти в комнату.
Маркета оглянулась. Двумя этажами ниже в доме напротив Наталья, услышав крики, отложила в сторону ноутбук и подошла к окну. Она предстала перед Маркетой в светлом квадрате окна в одних трусиках. Из освещённой квартиры ей было плохо видно, что творится за окном, поэтому она прильнула к стеклу, сложив ладони кружком вокруг глаз. Её третий размер расплющился о стекло.
— Корова сисястая! — крикнула Маркета и метнула в сторону молодой девушки сковородку.
Но отсутствие спортивных навыков и вес метательного снаряда сыграли злую шутку. Сковородка пролетела между двумя домами–свечками и разбила окно на 8 этаже, аккурат двумя этажами ниже моей квартиры. В такой же однокомнатной квартире, где в это время молодая парочка смотрела романтический фильм на DVD. Смотрела и целовалась. И в этот момент с дребезгом разлетелось окно и, сбив по пути телевизор, к их ногам упала тефлоновая сковородка. От испуга молодой человек внезапно сжал зубы и прокусил своей подруге язык. Та заорала благим матом и убежала в ванную смывать кровь.
Молодой человек, оправившись от испуга, вызвал скорую помощь. Потом подумал и позвонил ещё и в полицию.
Наталья, ничего не разглядев в сгущающейся темноте, отошла от окна и продефилировала в туалет.
Маркета посмотрела на плоды своего броска, плюнула и пошла в комнату. Муж лежал на полу без сознания. Из носа тоненькой струйкой текла кровь. Женщина перепугалась и вызвала санитаров.
Первой приехала полиция. Вслед за ними на пятачок перед домом с воем сирен примчалась скорая помощь. Буквально бампер в бампер за ней приехала вторая скорая. К молодой паре.
Одновременно с их приездом с неба наконец–то что–то закапало. Капало минут пять. Мало и не очень мокро. А потом и вообще перестало. Капать. Гроза прошла стороной.
Минут через 20 на носилках вынесли Петра. Девушка с прокушенным языком осталась дома. Госпитализация ей не грозила. Но своего ухажёра она выгнала.
С Маркеты сняли показания. Изъяли сковородку у девушки с прокушенным языком. И уже за полночь оба дома угомонились. Народ уснул.
На следующий день ближе к вечеру опять стало накрапывать. Быстро стемнело. В моей квартире зажёгся свет. Наталья разделась и принялась готовить ужин.
Из дома напротив почти одновременно раздались телефонные звонки. В полицию. Взволнованные женские голоса сообщили дежурному о творящемся безобразии.
Дежурный посоветовался с коллегами и ответил всем звонившим, что не может ничего сделать. Чужая квартира — частная территория, и что там делается, никого не должно волновать. Но на всякий случай послал в нехорошую квартирку патруль.
Двое молодых полицейских, Гонза и Мартин, приехали за рекордно короткое время. Поднялись на 10 этаж. Позвонили. Наталья открыла им дверь. Естественно, на ней была надета маечка и халат.
Полицейские проверили документы моей жилички, визу, договор аренды. Козырнули и уехали обратно в участок. Рассказывать сослуживцам о красивой русской девушке, у которой все документы в порядке.
Слабая половина дома напротив собралась на первом этаже и посовещалась. Собралось аж 12 человек. Было выяснено, кому принадлежит квартира. На следующий день женскому комитету удалось раздобыть мой телефонный номер.
Звонок застал меня в шезлонге на берегу моря. Я поднял трубку. На другом конце провода взволнованный голос рассказал, что у меня в квартире живёт аморальная девка, из–за которой происходят тяжкие телесные повреждения и причиняется материальный ущерб в виде разбитых стёкол. В конце разговора женщина попросила меня купить и повесить шторы в квартире.
Я обалдел от вылившейся на меня информации и пообещал разобраться.
Позвонил Наталье. Спросил про здоровье, про погоду в Праге. Как ей живётся?
Наталья ответила, что всё хорошо, даже замечательно. Квартира ей нравится. Магазин и учёба рядом. До метро рукой подать. И что приходила полиция. Проверила документы.
Я пожелал девушке успехов в учёбе и отключился.
Через час раздался новый звонок. На экране высветился номер моего знакомого. Живущего напротив. На втором этаже.
— Привет, Семён, — сказал я, — что там у вас происходит?
— Нормально всё у нас, — жизнерадостно ответил Семён, — жизнь бьет ключом.
И рассказал версию происходящих событий с точки зрения мужской половины дома Б.
— От меня–то вы чего хотите? — спросил я.
— Не покупай шторы, — раздалось на другом конце провода, — не надо. Зачем тебе лишние траты?
— Я подумаю, — ответил я и повесил трубку.
Оставшиеся дни отдыха прошли скомкано. Периодически раздавались телефонные звонки. Меня обвиняли в разрушении семей. Говорили, что я классный мужик и звали выпить пивка по приезду. Утверждали, что я нищеброд, не имеющий денег даже на шторы. Спрашивали, есть ли у меня ещё квартиры на сдачу внаем. Предлагали мне очень хорошие немецкие шторы за бесплатно...
В общем, в Прагу я прилетел загорелый и слегка встревоженный.
Сходил на стихийное собрание женского комитета. Посидел с мужиками в местной пивной Чёртов Млын. Навестил свою прелестную арендаторшу.
И вынес вердикт: клиент всегда прав. А в чужие окна подглядывать — это аморально. И, кстати, незаконно. Нравится ей голой по квартире ходить — пусть ходит. Это никого не касается.
Но оказалось, что я был не прав. А прав человек, сказавший, что нельзя жить в обществе и быть свободным от общества.
Не прошло и пары дней, как случилось следующее. Маленькая чернявая женщина с 13 этажа купила в строительном магазине мощный прожектор. Установила его на обеденном столе, который пододвинула вплотную к подоконнику. И направила мощный луч в окна моей квартиры. Муж, пытавшийся пресечь действия жены, был блокирован сочувствующими соседками. Операция носила грозное название «Штурм Берлина».
Однако Наталья не растерялась. Она позвонила в полицию и сообщила о световой атаке.
Два уже знакомых нам полицейских, Гонза и Мартин, приехали через 10 минут. Поднялись на 13 этаж. Изъяли орудие преступления и очень доходчиво объяснили, что светить в окна прожекторами нельзя. Это хулиганство. И процитировали соответствующую статью.
Потом бравые полицейские поднялись к Наталье и извинились за соседку. Наталья была в розовом халате. Он у неё висел в прихожей, чтобы встречать гостей.
Наташа поблагодарила полицейских за работу. После чего младший из них, Мартин, смущаясь и краснея, попросил у девушки телефон и разрешение сфотографироваться с ней. Наталья подумала и разрешила. Продиктовала телефон, сделали релфи. И разошлись. Девушка спать. Полицейские в участок — хвастаться фоткой и рассказывать о новом витке противостояния между домами А и Б.
Два дня было тихо. Пока не разгорелся очередной скандал. В доме Б на 15 этаже снимал квартиру студент из Казахстана. Очень предприимчивый студент, как выяснилось. Он рассказал своим однокурсникам о соседке из дома напротив и стал по вечерам устраивать просмотр эротических сцен. Брал он недорого: 100 крон с человека плюс пиво и закуска.
Продолжались эти просмотры 4 дня. Пока одна из мамаш постоянных посетителей студенческой квартиры не заподозрила неладное. Она залезла в телефон сынка и обнаружила там сделанные телефоном нечёткие снимки освещённого окна с голой девушкой. На первом же допросе сынок раскололся и рассказал всё родителям. Те сообщили в полицию.
Мартин и Гонза приехали к предприимчивому студенту. Оформили протокол. Популярно рассказали о незаконном предпринимательстве и о неприкосновенности частной жизни.
— Пиво и закуски я ещё могу понять, — задумчиво сказал Мартин, — но зачем ты деньги с товарищей брал?
— Бинокль купить хотел, — покраснел неудавшийся предприниматель, — чтобы лучше видно было.
— Далеко пойдёшь, — сурово сказал Гонза.
Студент заверил, что он даже не взглянет в сторону дома напротив и что гостей у него больше не будет. Он приехал в Чехию учиться и намерен заниматься этим и в дальнейшем.
Полицейские ещё раз напомнили ему о том, что нельзя нарушать закон, и зашли к Наталье рассказать о закрытии подпольного стрип шоу. Девушка поблагодарила их и пригласила на чай. Ребята от чая отказались, но Мартин, всё так же краснея и волнуясь, пригласил Наталью на свидание. Естественно, не во время службы.
Наталья подумала и согласилась.
В этот же день ко мне обратился знакомый с просьбой. Он купил в новостройке двушку и хотел так же, как и я, сдавать её студентам. Но не знал как.
Я договорился со знакомым, что в обмен на помощь получу от него комиссионные в размере пяти тысяч крон. Затем позвонил жиличке и договорился о встрече.
Пришёл к ней вечером. Попил чаю. И попросил повесить на одно из окон небольшой плакатик. Квартира всё–таки моя, почему бы мне на окно что–нибудь и не повесить. Наташа согласилась.
На плакате было написано: «Сдаю квартиру. Телефон 776667666».
Квартиру моего приятеля мы сдали через два дня.
Я уже было хотел снять плакатик, так как звонки не прекращались. Но в это время ко мне обратился другой человек с просьбой сдать в аренду его квартиру. В другом районе, в панельном доме. За всё те же пять тысяч.
Я согласился. Сдал. На это мне понадобилось три дня.
И тут посыпались заказы. Я целыми днями мотался по всей Праге, устраивая просмотры, подписывая договоры и отвечая на телефонные звонки.
До меня иногда доходили сведения о непрекращающихся стычках моей жилички с женской половиной дома Б. Но война приняла затяжной характер, была вялой и уже не настолько интересной.
А через год Наташа вышла замуж за Мартина и съехала.
А я стал риэлтором.
Leave a comment
— Почему ты постоянно бухаешь?
— Один раз живем.
— Это тупой ответ.
— Окей, состояние дел в нынешнем социуме вызывает у меня острую антипатию, маски лицемерия, псевдоморали, замещающей собой настоящую благодетель, впитались в подкорку большинства людей. Рабская психология культа своей успешности и нездоровая меркантильность, перерастающие в ненависть ко всем, кто не готов при каждом слове заниматься похвальбой чрезмерно завышенного эго, делает людей худшей породой скота, не способного на искренность даже по отношению к себе. Вокруг постоянно слышны хвастовство, ложь, зависть, даже дружеские встречи чаще напоминают со стороны краткий срез успехов на офисной планерке, ну или спор школьников «у кого струя дальше». Женщины перестали ценить в мужчинах мужчин, им важно только то, что существо с членом может или не может им дать, купить, сделать.
Мелочность и убогость, оформленные в обертку из красивых слов, как «успешность, современность, знание себе цены», не оставляют в людях людей, делая из них скучных и жалких тварей, с навороченными гаджетами и в дорогих шмотках, купленных зачастую на последние деньги, ради поддержание имиджа. Все это является только частью причин, по которым в подобных условиях очень трудно сохранить нормальный эмоциональный фон, да и что такое норма, сейчас даже это понятие извратилось. Медленное разрушение своего организма посредством алкоголя, позволяет отвлечься и слабым, и сильным людям, а чем чаще пьешь, тем слабее со временем становишься, но это закономерно, если не удается найти позитив в мире вокруг, все ведет в итоге к той или иной форме саморазрушения...
— Чего?
— Я так и думал. Ну, что тут сказать, один раз живем.
Leave a comment
комменты жгут напалмом, не могу не поделиться https://young.dirty.ru/razmyshleniia-o-tom-chto-est-starost-i-driakhlost-i-kak-etogo-izbezhat-1219090/

Почему огромное количество людей уже к 35–45 годам начинают выглядеть как говно? Я задаю себе этот вопрос каждый раз, когда еду на работу в метро. Реально нет приятного лица, на котором хотелось бы остановиться. Почему еще в 20 лет эти люди были подтянуты, красивы, подтягивались 20 раз и имели кубики на животе, вдруг к 30 годам получают второй подбородок, пузо, морщины и мешки на лице? Откуда появляется одышка, некрасивыя лысина или уродская седина (ведь есть люди, которые могут эти вещи приподнести красиво), раскисшая жопа и т. п.? Одно время я полагал, что эти люди явно что–то сделали нехорошее, за что теперь расплачиваются таким образом, ибо душевно красивый человек просто не может выглядеть как говно. Нам всем что–то надо с этим делать. Прошу мысли и предложения...
Leave a comment